все о медицине Научный медицинский портал медицинский портал

Вспышка Тяжелого Острого Респираторного Синдрома в Гонконге

Статьи по медицине » Инфекционные болезни

Вспышка тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС) коснулась всего мира. Вашему вниманию предлагается информация о клинических, лабораторных и радиологических особенностях 138 случаев, в которых подозревался ТОРС во время госпитальной вспышки в Гонконге.

С 11 по 25 марта 2003 года все пациенты с подозрением на ТОРС после контакта с выявленным больным были определены в боксированные палаты госпиталя принца Уэльского. Проводился анализ их демографических, клинических, лабораторных и радиологических показателей. Клинические конечные точки включали в себя : необходимость интенсивного лечения и смерть. Были представлены единичный и множественный вариационные анализы.

Результаты
Группа больных состояла из 66 мужчин и 72 женщин, 69 пациентов были работниками сферы здравоохранения. Наиболее часто встречающимися симптомами были : лихорадка (у 100% пациентов), озноб (73.2%) и миалгии (60.9%). Кашель и головная боль отмечались более чем у 50 процентов пациентов. Другими частыми находками были : лимфопения (в 69.6% случаев), тромбоцитопения (44.8%) и повышенные уровни ЛДГ и креатинкиназы (71.0% и 32.1% соответственно). Органы грудной клетки в большинстве случаев обследовались путем компьютерной томографии . 32 пациента были направлены в отделение интенсивной терапии; 5 пациентов умерло, у всех умерших пациентов имелись сопутствующие заболевания. При множественном вариационном анализе было обнаружено, что независимыми предикторами осложненного исхода заболевания явились : возраст (относительный риск, согласно декаде жизни 1.80; 95% конфиденциальный интервал от 1.16 до 2.81; Р=0.009), высокого уровня ЛДГ (относительный риск на 100 МЕ/л 2.09; 95% конфиденциальный интервал 1.28 до 3.42; Р=0.003) и высокого абсолютного количества нейтрофилов в дебюте заболевания (относительный риск 1.60; 95% конфиденциальный интервал, 1.03 до 2.50; Р=0.04).

Выводы
ТОРС является серьезным респираторным заболеванием, ведущим к значительной заболеваемости и смертности в данной группе.

В марте 2003 года, в Гонконге, произошла вспышка атипичной пневмонии. С 27 марта, было доложено о 367 случаях в Гонконге и более чем о 1400 случаев во всем мире.

Заболевание может стремительно прогрессировать, и часто приводить к острому респираторному дистресс синдрому (ОРДС). С момента написания этой статьи в Гонконге произошло 10 смертей от этого заболевания, которому Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ), дало название тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС). Всего от ТОРС умерло, по крайней мере, 53 человека.

В Гонконге закрылись школы, и более чем 1000 человек, у которых предполагался контакт с больными с ТОРС, были помещены в карантин.

Вашему вниманию предлагаются описания клинических, лабораторных и радиологических особенностей пациентов с ТОРС, которые наблюдались в госпитале принца Уэльского в Гонконге. Эти пациенты были либо работниками сферы здравоохранения, работавшими в отделениях госпиталя, либо лицами, у которых были данные за контакт с уже диагностированными пациентами. Так же мы включили пациентов, которые вступали непосредственно в прямой контакт с этими случаями.

10 марта 18 медицинских работников госпиталя принца Уэльского доложили о том что они больны. Контактируя по телефону, было выявлено, что более чем у 50 медицинских работников госпиталя уже имелся фибриллитет в течении 5 предыдущих дней. 11 марта 23 из них были переведены в боксированное отделение госпиталя. Была сформирована группа врачей, занимающихся лечением атипичной пневмонии, на которых была возложена ответственность за выявление подозрительных случаев и их последующее лечение.

Группа включала в себя врачей из отделения внутренней медицины и терапии (инфекционные болезни, пульмонология и внутренние болезни), отделения неотложной терапии и отделения интенсивной терапии (ОИТ). Проводился анализ клинических и лабораторных данных.

В начале вспышки, этиологический агент не был определен, и постановка диагноза основывалась на клинических симптомах, и исключении общих бактериологических и вирусных патогенов, вызывающих пневмонию. Основываясь на критериях ТОРС, которые были представлены центром по контролю и предотвращению болезней, диагноз устанавливался на основании лихорадки (температура >38°C ), рентгенограммы грудной клетки (прямая рентгенография, компьютерная томография или вместе) показывающей наличие участков затемнения с наличием или отсутствием респираторных симптомов (например, кашель и урежение дыхания), и анамнез контакта с больным, у которого подозревается ТОРС, или непосредственно прямой контакт с человеком который заболел после контакта с исходным больным.

Все пациенты изначально были определены в боксированные палаты. Исходные исследования включали в себя полный анализ крови, с подсчетом клеточных элементов, коагулограмму (протромбиновое время, активное частичное тромбопластиновое время, международное нормализованное время Д-димер) и биохимическое исследование сыворотки крови (включающее в себя электролиты, показатели функции почек и печени, креатинкиназу и ЛДГ ). Эти исследования, и рентгенограммы грудной клетки проводились ежедневно, пока лихорадка не начинала угасать. Аспирационные назофарингеальные пробы, полученные у всех пациентов были исследованы на часто встречающиеся вирусы, включая вирусы гриппа А и В, респираторный синцитиальный вирус, аденовирусы и вирусы парагриппа типа 1,2 и 3, с использованием иммунофлюорисцентных наборов. Дополнительно, культуру вируса выращивали с использованием различных колоний клеток (LLC-MK2,MDCK,Hep2, человеческий эмбриональный легочный фибробласт, почки зеленой обезьяны Баффало, и Vero cells). В дополнение, у 65 случайно выбранных пациентов, была выполнена обратная полимеразная цепная реакция (ПЦР) для обнаружения фермента обратной транскриптазы для вирусов гриппа А и В, и респираторного синцитиального вируса. Для исследования назофарингеального содержимого у выбранных пациентов использовалась электронная микроскопия. Исследования мокроты и крови были выполнены во всех случаях для окончательной микробиологической оценки. Анализ ПЦР на Mycoplasma и Chlamydia pneumonia были выполнены у 65 случайно выбранных пациентов. У первых 25 пациентов был выполнен анализ мочи на антиген Legionella.

Начальное лечение включало: цефотаксим и кларитромицин (или левофлоксацин), что действовало на обычные патогенные причины, вызывающие пневмонию, руководствуясь современными рекомендациями. Озелтамивир (Тамифлю) так же применялся изначально, для лечения возможной инфекции гриппа. В случае сохранения лихорадки более 48 часов, и наличия в анализе крови лейкопении, тромбоцитопении, или того и другого, применялись рибаверин перорально (1.2 г три раза в день) и кортикостероидная терапия (преднизолон в дозе от 1 мг на кг массы тела в день) в комбинированном режиме. Пациентам с персистирующей лихорадкой и ухудшением со стороны легких давали рибавирин внутривенно (400 мг каждые восемь часов) и кортикостероиды (добавление от двух до трех доз 0.5 г метилпреднизолона каждый день). Пациенты, у которых развивалась гипоксемия, получали кислород через нос.

В случае развития дыхательной недостаточности больные переводились в отделение интенсивной терапии, при показателях SaO2 артериальной крови ниже 90% (на фоне дополнительного получения 50% кислорода) и частоте дыхания превышающей 35 в минуту.

Эпидемиологическое исследование было начато вскоре после начала вспышки. Был выявлен исходный пациент, история заражения которого уже была описана.

26 летний мужчина, этнический китаец был доставлен в госпиталь принца Уэльского 4 марта 2003 года с высокой температурой, миалгией и кашлем. На рентгенограмме легких определялось затемнение в области верхней доли справа. Он принимал амоксициллин, клавуланат и кларитромицин. Бактериологические исследования и исследования на вирусы ничего не показали. Затемнение правого легкого прогрессировало вплоть до двустороннего поражения. После семи дней антибиотикотерапии, лихорадка постепенно стала убывать, и затемнение правого легкого стало разрешаться. Во время этого периода больной получал альбутерол (0.5 мг по небулайзеру, с кислородом со скоростью 6 литров в минуту, четыре раза в день в течении семи дней ).

Отслеживая контакты, было обнаружено, что симптомы стали появляться у пациентов через два дня после поступления исходного пациента. Более того, все врачи и медсестры, которые принимали участие в лечении этого пациента, все студенты, его обследовавшие, и все больные, находившиеся рядом, первыми сообщили о повышении температуры 10 марта. Поэтому мы определяли все случаи развития болезни у людей, которые находились в непосредственном контакте с исходным пациентом, или тех кто контактировал с ним в отделении как вторичных больных. Случаи в которых пациенты заразились от таких больных (например, члены семей работников здравоохранения, или пациентов находившихся в тех же палатах), были определены как третичные случаи .

Популяционное исследование и анализ данных
Исследовались все вторичные и третичные случаи. Их демографические, клинические, лабораторные и радиологические данные были доложены и проанализированы. Составными клинических конечных точек были : необходимость лечения в отделении интенсивной терапии, смерть и то и другое. Единичный и множественный вариационные анализы клинических и лабораторных данных были выполнены для определения прогностической изменчивости. Статистические анализы были выполнены с помощью компьютерной программы SYSTAT (version 7.0, SPSS, Chicago). Данные были представлены как средние величины, кроме некоторых специальных статистических параметров.

Единичный вариационный анализ был представлен для сравнения пациентов, которые достигли конечной точки, и тех кто нет, с помощью непарного теста Стьюдента или теста chisquare дополнительно.

Множественный логистически-регрессионный анализ был представлены позже, с обратным постепенным анализом, для определения предсказуемых к неблагоприятному исходу больных.

Все анализы клинической изменчивости со значением Р менее 0.20 по одномерным анализам, были включены в модель. Значения Р менее 0.05 служили признаком статистической достоверности. Все вероятности были двойственны. В промежуток с 11 по 25 марта 2003 года, общее число госпитализированных с ТОРС пациентов составило 156, из которых 138 были определены как либо вторичные, либо третичные случаи, в результате контакта с нашим исходным пациентом. 126 пациентов в этой группе были с вторичными случаями, и 26 с третичными, включая 69 работников здравоохранения (20 врачей, 34 сестры и 15 человек имеющих отношение к медицине) и 16 медицинских студентов, которые работали в исходном отделении, плюс 54 пациента, которые либо находились в том же отделении либо навещали там своих родственников. 66 пациентов мужчины, 72 женщины, их средний возраст составлял приблизительно 39.3+16.8 лет. У 19 пациентов были сопутствующие заболевания: сердечно-сосудистые заболевания у 4, миелодиспластический синдром у 2, хронические заболевания печени у 3, хроническая почечная недостаточность у 2, сахарный диабет у 5 и хронические заболевания легких у 3 пациентов. Большинство медицинских работников ранее были здоровы. Все пациенты были этническими китайцами.


Клинические проявления
Промежуток между контактом с исходным пациентом или палатой и началом лихорадки находился в пределах от 2 до 16 дней. Инкубационный период в среднем составлял 6 дней. Наиболее частыми симптомами в начале болезни были: лихорадка (у 100% пациентов); озноб (73.2%); миалгия (60.9%); кашель (57.3%); головная боль (55.8%); и головокружение (42.8%). Менее часто встречались : отхождение мокроты (29.0%); сухость в горле (23.2%); острый насморк (22.5%); тошнота и рвота (19.6%); и диарея (19.6%). Физикальное обследование при поступлении обнаруживало повышение температуры тела у большинства пациентов (средняя температура 38.4°C, в пределах от 35 до 40.3). Хрипы могли выслушиваться у основания легких. Свистящие хрипы наблюдались у одного пациента, с астмой в анамнезе. Сыпь, лимфоаденопатия и пурпура в этой группе не наблюдались.


Данные гематологических исследований
В первичном анализе крови определялась лейкопения (общее число лейкоцитов менее 3.5) у 33.9% больных. Следует принять во внимание, что уровень нейтрофилов (в среднем 3500 на мм3, в пределах от 500 до 11.800) и моноцитов оставался в пределах нормы в большинстве случаев, 69.6% от числа пациентов с умеренной лимфопенией (число лимфоцитов менее 1000 на мм3). Тромбоцитопения (общее число тромбоцитов менее 150.000 на мм3) составила 44.8% от общего числа обследованных пациентов. Количество лимфоцитов продолжало снижаться в течении первых дней с момента поступления (таблица 1 ). Удлинение активного частичного тромбопластинового времени (>38 секунд) отмечалось у 42.8% пациентов, хотя протромбиновое время оставалось в пределах нормы в большинстве случаев. У 45.0% пациентов Д-димер уровень был также повышен. В периферической крови было увеличено содержание реактивных лимфоцитов в 15.2% случаев.

Данные биохимических исследований
Значения биохимических показателей были нормальными в большинстве случаев. Однако встречались и изменения показателей у достаточного количества больных. Уровень АлАТ был повышен (>45 в мл) в 23.4% случаев (средний уровень 60.4+ 150.4 в мл). И только у двух пациентов в анамнезе были хронические заболевания печени. Уровень креатинкиназы были повышены у 32.1% пациентов (средний уровень 126 в л, в пределах от 29 до 4644).Ни у кого из пациентов с повышенным уровнем креатинкиназы не имелось отклоняющихся от нормы значений креатинкиназы МВ или тропонина Т, из чего следовало что сердечная мышца скорее всего не могла быть источником повышенного уровня фермента. Уровни ЛДГ были повышены у 71.0% пациентов. Гипонатриемия (натрий<134 ммоль/л) была зарегистрированы у 20.3% пациентов, и гипокалиемия (уровень калия < 3.5 ммоль/л) у 25.2%. Результаты лабораторных исследований проведенных в течение первой недели госпитализации представлены в таблице 1.

Таблица 1. Среднее значение данных лабораторных исследований в исследуемой группе, состоящей из 138 пациентов в течении первых семи дней госпитализации.

Изменения День 1 День 3 День 5 День 7
Гемоглобин (г/дл) 13.5+1.7 13.1+1.7 13.0+1.6 12.9+1.7
Тромбоциты (x10-9/л) 150.2+60.1 153.2+61.3 164.9+70.7 206.3+89.9
Лейкоциты (x10-9/л) 5.1+2.1 5.1+2.7 6.0+3.4 8.3+4.9
Нейтрофилы (x10-9/л) 3.9+2.0 4.0+2.7 5.0+3.3 7.2+4.7
Лимфоциты (x10-9/л) 0.9+0.7 0.8+0.7 0.7+0.4 0.6+0.4
Протромбиновое время (сек ) 11.2+4.7 12.7+8.6 11.2+4.6 11.3+4.0
Активное частичное тромбопластиновое время (сек) 41.6+8.9 44.8+12.8 41.2+8.1 36.3+6.9
Натрий (ммоль/л) 135.6+3.4 135.9+3.5 137.0+4.4 139.2+4.9
Калий (ммоль/л) 3.7+0.4 3.8+0.5 3.8+0.4 3.9+0.4
Мочевина (ммоль/л) 4.7+5.1 4.5+4.5 4.6+3.8 6.3+7.2
Креатинин (ммоль/л) 99.0+111.8 94.3+100.4 82.8+23.8 82.7+27.2
Биллирубин (ммоль/л) 10.0+19.4 10.7+17.8 12.5+19.3 14.3+16.3
АлАТ (МЕ/л) 60.4+150.4 67.4+113.7 69.4+72.3 89.8+104.5

Результаты микробиологического и вирусологического исследований
В группе, состоящей из 138 пациентов, было выделено 5 положительных результатов посева мокроты; три были позитивны к Haemophilus influenzae, одна к Streptococcus pneumonia и одна к Klebsiella pneumonia. Ни одна из гемокультур не оказалась положительной. Другие бактериологические исследования ничего не обнаружили. Из всех назофарингеальных мазков один был позитивным к вирусу гриппа. А, один к вирусу гриппа В, и два были положительны к респираторному синцитиальному вирусу. Микроскопическое исследование назофарингеальных аспиратов 5 пациентов выявило в одном случае парамиксоподобные вирусные частицы, в другом случае коронаровирусоподобные вирусные частицы. Еще три аспирата были негативы. Производиться дальнейшее вирусологическое исследование.

Данные рентгенологического исследования грудной клетки
В начале лихорадки у 108 из 138 пациентов (78.3%) отмечались изменения на рентгенограмме грудной клетки, все изменения заключались в усилении легочного рисунка. Из этих 108 пациентов у 59 (54.6%) отмечался односторонний характер очага поражения, а у 49 (45.4%) было обнаружено односторонне мультифокусное или двустороннее поражение. Затемнение в легких со временем развивалось у всех пациентов во время течения болезни. Изначальные рентгенологические изменения были неотличимы от изменений, связанных с другими причинами бронхопневмонии. Интересно, что в процесс вовлекались в основном периферические отделы. В обследуемой группе больных плевральных выпотов, образования полостей распада, лимфааденопатии внутригрудных лимфатических узлов не определялось. Среди пациентов с ухудшением клинической картины на серии рентгенограмм грудной клетки отмечалось прогрессирование легочных инфильтратов в сроках приблизительно от 7 до 10 дней с момента поступления. Часто наблюдалось увеличение очагов затемнений в легких и вовлечение в процесс большого количества участков легкого. Положительный эффект лечения может быть продемонстрирован рентгенограммами грудной клетки с признаками разрешения затемнения в легких. В случаях, когда на прямой рентгенограмме грудной клетки характерных участков затемнения не обнаруживалось, проводилась конвенционная компьютерная томография грудной клетки и томография высокого разрешения. Типичными находками при компьютерной томографии грудной клетки, как показали 25 случаев, являлись связанные с болезнью затемнения в виде "матового стекла" в периферических отделах вовлеченной в процесс легочной паренхимы, обычно субплевральной локализации. Эти периферические затемнения по своим характеристикам напоминали затемнения, при облитерирующем бронхиолите во время организации пневмонии. Явной дилятации бронхов не наблюдалось.

Клинические исходы
Из 138 пациентов 32 (23.2 %) были переведены в отделение интенсивной терапии по поводу дыхательной недостаточности. Механическая вентиляция легких требовалась 19 пациентам (13.8 %). У этих 32 пациентов стремительное ухудшение картины в легких, затруднение дыхания и гипоксемия развились в среднем на 6.5 день (в пределах от 3 до 12) и привели к их переводу в отделение интенсивной терапии. К 21 дню со дня начала вспышки, пятеро пациентов умерло (уровень смертности 3.6%). Все пятеро были госпитализированы по общим медицинским показаниям. У двоих пациентов отмечался миелодиспластический синдром, у одного застойная сердечная недостаточность, у одного алкогольный цирроз печени и у одного реактивация гепатита В. Никто из медицинских работников и студентов не умер. К настоящему времени выписано 76 пациентов (55.1%), из которых 44 (31.9%) медицинские работники. Показаниями к выписки послужили нормализация температуры тела в течении 96 часов и рентгенологическое подтверждение улучшения картины в легких.

Факторы приведшие к госпитализации в ОИТ и к смерти
Единичный вариационный анализ показал что престарелый возраст, мужской пол, высокий пиковый показатель креатинкиназы, высокий уровень ЛДГ при обследовании и высокий пиковый уровень ЛДГ, высокое число абсолютных нейтрофилов и низкий уровень натрия являлись предрасполагающими факторами к госпитализации в ОИТ и к смерти (таблица 2 ). Наличие сопутствующей патологии (у 19 пациентов) не влияло на ухудшение клинического исхода (Р=0.14). При множественном вариационном анализе факторами влияющими на неблагоприятный исход были : возраст (относительный риск на каждые 10 лет 1.80; 95% конфиденциальный интервал от 1.16 до 2.81; Р=0.009 ), высокий уровень ЛДГ (относительный риск на каждые 100 МЕ 2.09; 95% конфиденциальный интервал от 1.28 до 3.42; Р=0.003) и высокий абсолютный нейтрофиллез (относительный риск 1.60, 95% конфиденциальный интервал 1.03 до 2.50; Р=0.04)

Таблица 2. Единичные вариационные анализы клинических, лабораторных изменений, связанных с исходом лечения в ОИТ или смертью

Изменчивость при лечении в ОИТ лечение в ОИТ или смерть Значение Р
Возраст (лет) 36.1+14.6 50.2+18.4 0.007
Мужской пол (%) 41.9 66.7 0.01
Пиковое значение Д-димер (нг/мл) 951.0+1197.9 1686.9+2132.3 0.31
Тромбоциты (x10-9/л) 156.8+61.2 131.7+64.9 0.06
Нейтрофилы (x10-9/л) 3.7+1.9 4.6+2.1 0.02
Лимфоциты (x10-9/л) 0.9+0.7 0.8+0.5 0.49
Активированное частичное тромбопластиновое время (сек) 41.0+7.5 43.6+11.7 0.23
Натрий (ммоль/л) 136.1+2.7 134.0+4.6 0.02
Мочевина (ммоль/л) 3.8+1.1 7.3+9.6 0.05
Креатинин (ммоль/л) 86.1+19.4 135.5+218.0 0.21
АлАТ (МЕ/л) 46.5+81.4 99.4+262.0 0.27
Креатинкиназа (МЕ/л)
В начале 268.5+434.8 609.3+973.2 0.06
Пик 352.7+544.0 697.4+971.1 0.04
ЛДГ (МЕ/л)
В начале 287.7+143.3 558.0+258.0 <0.001
Пик 310.0+153.8 629.7+283.5 <0.001

Результаты посмертного исследования
Посмертное исследование в двух случаях определило значительное уплотнение легких. Имелись различия при гистологическом исследовании в отдельных участках легких . В некоторых участках легких определялась ранняя фаза, в других фаза организации диффузного альвеолярного поражения. Ранняя фаза характеризовалась отеком легкого с формированием гиалиновой мембраны, что указывало на раннюю стадию ОРДС. Наличие клеточного и фиброзного экссудата в легких указывало на стадию организации альвеолярного повреждения . В интерстициальной ткани определялось незначительная лимфоцитарная воспалительная инфильтрация. Так же определялись вакуолизированные, многоядерные пневмоциты. Включение вируса обнаружено не было . Данных за вовлечение в процесс других органов не было. Было сообщено о вспышке смертельной пневмонии, в нашем госпитали, которая приводила к стремительному ухудшению дыхательной функции, требующей лечения в ОИТ в 23.2% случаев и механической вентиляции в 13.8% случаев. В течении менее 2 месяцев, ТОРС стал глобальной проблемой здравоохранения, которая побудила ВОЗ к необходимости ввода мер предосторожности во всем мире впервые за последние десять лет.

ТОРС развился у 69 медицинских работников и у 16 медицинских студентов, после контакта на работе в мужском отделении, куда был госпитализирован исходный больной. Высокая инфекционная опасность подтверждалась 26 случаями третичного заражения, к которым относились члены семей инфицированных медицинских работников. Есть предположение, что инфекция распространяется воздушно-капельным и возможно контактным путем, поэтому необходимо следовать мерам безопасности : использование респиратора N95 и использование масок и перчаток. Возможно что использование небулайзера для введения альбутерола исходному пациенту, повлияло на стремительное воздушно-капельное распространение инфекции. Клинические данные и рентгенологические исследования ТОРС имели сходство с синдромом, известным как атипичная пневмония. Обычными патогенами, вызывающими этот синдром являются Mycoplasma, Chlamidia и Legionella . Лихорадка, озноб, головная боль, миалгия и сухой кашель являются наиболее частыми находками у пациентов с этим синдромом. Однако клинические и рентгенологические признаки атипичной пневмонии не могут помочь в дифференциальной диагностике перечисленных выше патогенов, от обычных бактериальных патогенов, таких как S.pneumoniae и H.influenzae Исключение обычных патогенов и империческая терапия макролидами и фторхинолонами является обыкновенной стратегией лечения в таких случаях. В обследуемой группе больных были исключены как вирусные заболевания, такие как грипп и респираторная синцитиальная вирусная инфекция, так и большинство самых часто встречающихся бактериальных инфекций. Более того недостаточный эффект от проводимой антимикробной терапии, наводил на подозрение, что речь идет о новым вирусе, который поражает нижние отделы дыхательного тракта. Было только предварительное сообщение о причинном агенте ТОРС, и подразумевались метапневмовирусы и коронаровирусы .

Отношение к болезни вакуолизированных, многоядерных пневмоцитов, обнаруженных при гистологическом исследовании еще устанавливается. К моменту написания данной статьи пока не существует применимого диагностического теста. В первых 138 случаях определялись несколько основных симптомов ТОРС. Помимо лихорадки, озноба, которые встречались более чем в 70% случаев, кашель встречался в более чем 50% и головокружение более чем в 40%. Озноб мог соответствовать вирусемической стадии заболевания, которая постепенно стихала с прогрессированием болезни. В дополнение лимфопения и ее внезапное прогрессирование, тромбоцитопения, удлинение активированного частичного тромбопластинового времени, повышение ЛДГ и креатинкиназы, и увеличение АлАТ чаще встречались в начальной стадии заболевания в данной группе. Все эти находки немного отличаются от таковых при пневмонии вызванной обычными бактериальными инфекционными агентами. В тоже время эти симптомы и лабораторные данные не специфичны, совокупность этих признаков, должна настораживать практикующих врачей в плане развития ТОРС.

Так же установлено, что рентгенография грудной клетки является важной составной частью диагностики данного состояния. Обычно, у пациентов определялись односторонние участки уплотнения преимущественно на периферии. Приблизительно через неделю они стремительно прогрессировали до двустороннего уплотнения, а протяженность затемнения в легких коррелировала с ухудшением дыхательной функции. В случаях когда рентгенография грудной клетки была нормальной при наличии лихорадки и лимфопении, компьютерная томография являлась более чувствительным методом диагностики. Характерными находками на КТ были двусторонние периферические уплотнения в виде "матового стекла", имитирующие таковые при облитерирующем бронхиолите с организующейся пневмонией . Сходство рентгенологической картины с рентгенологической картиной облитерирующего бронхиолита при организующейся пневмонии и сходство гистологических проявлений при посмертном исследовании навели на мысль о применении кортикостероидов в комбинации с рибавирином для лечения ТОРС. Кортикостероидная терапия довольно успешно применялась при лечении ОРДС и при лечении облитерирующего бронхиолита с организующейся пневмонией. У большинства больных отмечался ответ на кортикостероидную терапию в сочетании с рибавирином, что проявлялось в исчезновении лихорадки и улучшении рентгенологической картины в легких в течении двух недель. В данном исследовании были определены некоторые клинические и лабораторные находки при обследовании, которые были связаны с неблагоприятным клиническим исходом в дыхательную недостаточность, ведущей к лечению в ОИТ или к смерти.. Единичный вариационный анализ показал что пожилой возраст, мужской пол, высокое число нейтрофилов, высокий пиковый уровень креатинкиназы, высокий начальный и пиковый уровень ЛДГ и низкий уровень натрия, связаны с неблагоприятным исходом. Независимыми предикторами являлись только пожилой возраст, высокое число нейтрофилов и высокий пиковый уровень ЛДГ . Так как высокий уровень ЛДГ часто наблюдается при повреждении тканей, можно предположить, что эта находка говорит о более интенсивном повреждении легких. Связь между высоким числом нейтрофилов и неблагоприятным исходом остается не объясненной. У всех 5 умерших пациентов имелась серьезная сопутствующая патология; однако при проведении вариационного анализа, сопутствующая патология не коррелировала с плохим исходом, возможно из-за малого количества таких пациентов.

ТОРС уже стал серьезной медицинской опасностью, а его высокая степень вирулентности очень настораживает. Решающим в понимании этого нового заболевания является исследование инфекционного агента и изучение его поведения. Достоверная, быстрая диагностика, основанная на мазках крови или назофарингеальных аспиратов, представляет собой огромную важность в будущем лечении этого заболевания. До того момента когда появятся доступные диагностические тесты , ясная клиническая картина поможет врачам быть начеку по отношению к таким состояниям. Ранняя диагностика, необходимая изоляция и соответствующая терапия являются составляющими победы над этой смертельной инфекцией.

Эта статья посвящается описанным в ней пациентам, многие из которых являются нашими коллегами, а так же членам их семей и студентам медицинского факультета Китайского Университета Гонконга. Так же выражаем признательность большому количеству медицинского и сестринского персонала, которые продемонстрировали героическую самоотверженность при борьбе с болезнью, несмотря на потенциальный вред их здоровью, и всем их семьям.


08.05.2010

Другие статьи в рубрике «Инфекционные болезни»